СЕЗОНЫ БАЙКАЛА

Самое глубокое озеро мира, которое таит в себе массу тайн и загадок, которые не раскрыты и по сей день. Байкал находится в Азии, на территории РФ, озеро расположилось с юго-запада на северо-восток на 636 км в виде огромного полумесяца.

Ширина Байкала доходит до 79 км, самое глубокое место озера-на 1187 метров ниже уровня Мирового океана. Байкал необычайно красив в любое время года.

О том, насколько Байкал прекрасен в разные времена года иркутский писатель Ирина Прищепова рассказывает в своих книгах. Красота Байкала способна не только вдохновлять и восстанавливать душевные силы, снимать усталость и оздоравливать, но и дарить совершенно новое ощущение себя самого. И так каждый раз, когда человек приходит или приезжает к нему. Встреча с озером - это событие, которое запоминается на всю жизнь.

А некоторым повезло родиться на его берегах или жить рядом.

"Моя родина - порт Байкал, куда я снова вернулась и сейчас живу здесь. Фотографирую Байкал практически ежедневно на самый обычный телефон и старый фотоаппарат. Но писать о Байкале стала не так давно, всего лет пять назад. Два года подряд, в 2018 и 2019 годах, я отравляла по одной зарисовке на международный литературный конкурс "Золотое перо Руси" и получила два диплома. Мои байкальские зарисовки печатались несколько раз в журнале "Молодая гвардия" и один раз - в литературном журнале "Аргамак" (Татарстан).

Недавно у меня вышла книга "Творческая гавань Байкала", посвященная писателям и художникам, связавшим свою судьбу с Байкалом, с моей малой родиной, - рассказывает Ирина. Сейчас она готовит к выходу новую книгу - сборник фотоэтюдов и эссе о временах года на Байкале - "Байкальские зарисовки".


ОСЕННЯЯ МЕЛОДИЯ

Тёплым утром золотой осени отправляюсь я на велосипеде по Кругобайкалке набраться перед зимой ярких впечатлений и пополнить свой фотозапас, чтобы было чем скрасить скучные зимние вечера и с другими красотой поделиться.

Ночью шёл сильный дождь. Воздух влажный. Но солнышко быстро сушит сырую землю. Тропа, по которой я не спеша еду, очень узкая, только для велосипеда да мотоцикла. Слева от меня – старая железная дорога, справа – заросли высокой травы, над которыми возвышаются крутые горы. Вот подъезжаю к пострадавшей от молнии безголовой сосне, простирающей к небесам ветви-руки. Она растёт у обрыва на высокой горе, увенчанной вознёсшейся в небо красивой скалой, на которой растут, не зная страха, деревья разных пород. Их зелёно-жёлто-красные одежды делают скалу прекрасной. Над деревьями-небожителями купается в лазури белый серп Луны.

Восхищённая чудесным видом, замираю я надолго. Затем несколько раз фотографирую гору от подножия до вершины, с сосной, со скалой, с лунным месяцем.

Еду дальше. Мелькают засыхающие травинки, цепляются за ноги, заглядывают в лицо, словно просят запечатлеть их, увековечить. Останавливаюсь. Снимаю их на фоне древнейших скал.

В голубом небе тают последние облака. На тёмно-синей воде белеют чайки. Горы и склоны осень щедро раскрасила. Столько в них красок и оттенков, среди которых значительно преобладает жёлтый свет. От желтизны листвы да от солнца и мир кажется желтее. До чего же хорошо!

Несколько раз фотографирую пейзаж с сосной. Смотрю в телефон. Прекрасная получилась картинка!

На пути привлекают внимание две берёзки. Какая-то сила согнула их в дугу. Скорее всего, их подмял падающий обломок скалы. Но они выжили и растут. Растут они не как все: не в направлении солнца, но зато в направлении Байкала, образовав собой красивую незавершённую арку вблизи байкальской воды. Нижняя сторона стволов лишена ветвей, а верхние ветки преобразовались в деревца, непокорно смотрящие ввысь. Природа прекрасна, гармонична. Она искусно залечивает раны, восстанавливает себя.

Фотографирую берёзки. На снимке кажется, что они ныряют в Байкал и никак не могут до него долететь.

А мир ранней осени притягателен, как никакой другой. Зелень сосен, огонь рябин, золото берёз – всё это нерукотворные картины. Бери, рисуй! А не умеешь рисовать, так фотографируй. И успевай: золотая пора коротка…

Видя осеннее великолепие, понимаешь, что в красоте природы – смысл бытия. Печально, что многие избегают в книгах описаний природы. А надо бы картины природы, написанные талантливой рукой, читать не спеша, пропускать их через сердце, чтоб оставалось оно живым и здоровым. Природа хранит наши души. Без неё книги пусты и скучны. Ведь, придя в художественный музей, мы не обходим полотна пейзажистов. Напротив, задерживаемся возле них надолго. Ещё бы! Трепетно рисовали художники русскую природу. Прорисовывали каждый листик, каждую травинку. Сама природа давала им краски, она наполняла их светом вдохновения. И радуют их полотна, где порой видны даже прожилки на листиках…

Сентябрьский день переполнен солнцем, счастьем. Выпал на долю такой денёк – значит не зря жил. Все богатства меркнут перед золотом и изумрудами байкальской воды. Какими нелепыми кажутся в эти минуты слова о том, что на байкальской благодати надо экономить! Сознаёшь, что такое сокровище нельзя приносить в жертву. Понимаешь: у Байкала можно ходить пешком, ездить на велосипеде, а по морю – ходить под парусом…



...Извилистая линия тропки делит гору на две части. Одна часть повёрнута к Байкалу и уходит своими уступами в его глубины, а другая никогда не видела сибирское море, хоть и стоит от него совсем близко. Чтобы не сорваться вниз, держусь за корявые стволы и ветки низкорослого кустарника. Добираюсь до скального выступа, по форме напоминающего кресло и удобно усаживаюсь в это каменное тёплое сиденье, вылепленное руками самой природы.

В небольшие углубления монолитного камня-скалы, на котором я сижу, за долгие годы набилось немного землицы, дающей жизнь травинкам и чахлым кусточкам. В одной из таких выемок, устланной берёзовым листом, прилегла, как на мягкую постельку, рябиновая веточка. А рядом на хилом коротеньком согнувшемся стебельке цветёт ярко-розовая гвоздичка. Хорошо быть сейчас одной, любоваться осенним великолепием, пить свежий воздух, дышать красотой.



ПРИБЛИЖЕНИЕ ЗИМЫ

В конце осени и в начале зимы, когда Байкал неспокоен, деревцам и кустам живётся нелегко. Особенно – во время ветра шелоника, который срывается со снежных хребтов Хамар-Дабана и с большой порывистостью устремляется к западному побережью, но, к счастью, берега не достигает. Затихает он над Байкалом, вложив всю свою пылкую могучесть в волны. В великолепной мощи рвутся к берегу посланники грозного ветра-отца, чтобы донести до берега его силищу, напомнить всему живому о его владычестве. Приятно любоваться волнами в безветрии и относительном зимнем тепле (шелоник бывает в тёплую погоду). Даже линия горизонта, откуда идёт безудержное шелониково войско, становится волнистой. Огромный вал загоняет суда в гавани, но и там не находят они покоя от сильной трёпки. Сверкает в кипящем Байкале солнечная дорожка. Мечутся, безудержно приближаясь, волны. Участь у них разная. Одни слабеют в пути и исчезают в морском кипении. Иные достигают берега в умеренной силе, громогласно заявляя о себе. А самые воинственные, гороподобные волны, выстроившись в линии, надвигаются на землю грозно, неумолимо. Живые синие «горы» с шумом и грохотом обрушиваются на дамбы, на деревца, на кусты. Бетонные стены глухо содрогаются от разгула байкальской стихии и отражают удар за ударом. Волна, сотрясая стену, мигом взлетает на неё. Часть её устремляется в поднебесье, закрывая солнце, рассыпаясь на множество блестящих брызг, а затем окатывает дамбу, омывает берег до самой железной дороги, образуя скользкую, мокрую наледь. Другая часть волны, бОльшая, срывается вниз и, отпрянув от стены, на огромной скорости сшибается со встречной волной. Обе от сильного столкновения взмывают над пучиной, останавливая прыть, рассыпаясь брызгами, сердито шипя.

Невозможно не любоваться растениями в ледяных одеждах, сковавших их, наполнивших светом и тайной. Привлекают взор несколько сосенок-малышек, одетых в толстые блестящие платьица. Их зелёные хвойные веточки, тоненькие стволики, похожие на стебельки, призрачно просвечивают сквозь толщу льда. Но сосенки-крохи, заколдованные водой и морозом, оказавшиеся в прозрачном неведомом мире, не так слабы, как кажутся. Ни коварные байкальские ветры, ни валы, ими порождённые, не погубят малышей. Они способны выстоять и выжить в самую неистовую погоду. Растения, как и люди, ко всему привыкают и, наверное, им только на пользу байкальская закалка.

Непокорно, задорно смотрят ввысь кустики облепихи, растущей здесь во множестве. Толстый ледяной хрусталь покрыл колючие облепиховые ветви, просвечивающие через него коричневатыми прожилками. Ярко-оранжевые грозди ягод, застывшие в блестящей голубоватой глазури, выглядят очень привлекательно.

А как хороши байкальские хрустали на рассвете и на закате, когда играет, переливается в них множество цветов и оттенков! Восходящее светило озаряет море ярким, всепроникающим светом, и хрустальные растения радостно приветствуют солнце и от встречи с ним становятся ослепительно-весёлыми, золотисто-румяными. В вечернюю зарю они задумчиво-прекрасны. Прощаясь, солнце трогательно прикасается к ним, никого не обходя, украшая их наряды нежным блестящим радужным разноцветьем. Щемяще-грустно гаснут его лучи за тёмным мысом…


Ирина Прищепова, "Байкальские зарисовки"

фото из личного архива автора

От редакции: зарисовки Ирины Прищеповой о разных временах года на Байкале мы будем публиковать каждый новый сезон. Также в разделе "ГАЛЕРЕЯ" можно посмотреть альбом ее фотографий о зимнем Байкале. По вопросам приобретения книги "Творческая гавань Байкала" пишите нам в почту или WhatsApp.

  • Black Facebook Icon
  • Black Instagram Icon
  • Black Pinterest Icon
  • Black Twitter Icon

© 2020 ЖИЗНЬ БЕЗ ГРАНИЦ