Робинзон на Байкале

Расскажу сегодня байкальскую историю о французе. В 2010-ом году он прожил в избушке на берегу Байкала 6 месяцев, испытал себя, обрел счастье, приручил время, как сам пишет, снял фильм «180 дней одиночества», написал книгу «В лесах Сибири» и вернулся в Париж. А на Байкал потянулись вдохновленные им французы.


В 2010-ом мы не пересекались. О Сильвене Тессоне я узнала этой весной, в марте, когда снимала свой документальный фильм на метеостанции «Солнечная». У моих героев – Сергея и Натальи Шабуровых – много интересных знакомств. Но Сильвен - особая история. Это Шабуровы нашли для него удаленное место, помогли обустроится, к ним за 60 километров по льду Байкала он приходил, когда хотелось поговорить, им пишет до сих пор. Только приехать уже не сможет.


Через несколько лет после Байкала, Сильвен решил удивить свою женщину. Пока она хлопотала на кухне, он голый по трубе добирался от ванны до ее окна. Шутка не удалась, Сильвен сорвался и упал с 5 этажа. Врачи сомневались, что он сможет сидеть, но он ходит, правда, с трудом.

Сегодня у Тессона день рождение.

Ему 49. Парижанин, по образованию учитель географии, по сути – авантюрист-путешественник. В 1993 он совершил свою первую кругосветку на велосипеде. И понеслось: пересекал верхом на лошади степи Центральной Азии от Казахстана до Узбекистана, ходил пешком от Сибири до Индии, под парусом по океану… О жизни на Байкале в одном из интервью рассказал так:


«Знаете, там я испытал лучшие часы моей жизни. Понял, что время можно приручить. В первый раз надо мной не довлела беспокойная мысль, столь свойственная западной цивилизации, что надо непременно что-то производить, использовать время, куда-то спешить. Для меня Байкал явление особого порядка. Ведь французы, скажем так, живут на территории географически весьма ограниченной. В некоем саду, который прибран, ухожен, но лишен ощущения безграничности, того, что испытываешь в России, в Сибири, на Байкале. Наше самое большое озеро Аннеси, а в длину оно меньше 20 километров. Возьмите русских живописцев Саврасова, Репина, Шишкина. Главные сюжеты их картин - необъятные просторы, леса и степи. А у французских художников? Отдельно стоящее дерево, небольшой поселок, корова, дама в поле. География деталей.»


Наверное, для парижанина полгода в избушке, построенной когда-то геологами – большое приключение. Но немного забавно читать француза и смотреть его фильм. Особенно, когда видишь жизнь людей, которые живут на берегу годы. На полке в бане у Сильвена старый ватный матрас. Сквозь торосы на камеру он идет в кожаных штанах. Три дня на байкальском ветру в таких никто не выдержит. А по краям проруби, в которой улыбается Тессон, стоят фонари и бокал вина. Кто был в байкальской проруби, знает, что сидеть в ней и потягивать вино почти невозможно. Занырнешь - и на берег. Впрочем, это детали. Может быть в них и есть особый французский шик.)))

Сильвен, кстати, признанный писатель – он еще до Байкала получил Гонкуровскую премию за лучший рассказ «Жизнь под открытым небом» (2009). И дай Бог ему здоровья. Не представляю как авантюристу–путешественнику дается ограничение в движениях. Я не нашла его рассказа об этом. Может быть есть на французском, а я на нем не читаю.

Ольга Ринчинова - Куклина

Фото из личного архива Натальи и Сергея Шабуровых