Закончились на Байкале сильные морозы, которые этой зимой пришлись не на январь, а достались первой половине февраля. Разгульным байкало-февральским ветрам хватило суток, чтобы выдуть жуткий холод и открыть двери долгожданному теплу.

Свершилось: после низких температур, опускавшихся порой ниже сорока градусов, почти в одночасье днём стало около нуля!

Зима, уставшая злиться, напоследок решила порадовать добротой, красотой и такой ослепительной чистотой, о которой в больших городах в это предвесеннее время можно только мечтать.

На фото: храм у Байкала

Вот таким прекрасным бывает Байкал во время ледостава. Застыл первый тонкий ледок у берега, и к нему по серой воде гонит ветер крепкий лёд, к

оторый останется здесь до поздней весны.

Утром, по холодку, деревья на вершинах гор красовались в белых нарядах из инея, волшебно поблёскивали в лучах восходящего несмелого солнца. А ближе к середине дня солнышко заиграло, расплескалось в ясной манящей лазури. Наряды деревьев исчезли, но красоты и праздничного блеска от этого меньше не стало…

Не хочется в такой день сидеть дома, и я отправляюсь на Байкал. Он спит под толстым крепким льдом, укрытым у берега плотными снегами. На беглый взгляд, ровное безмолвное море может показаться пустынным. В нескольких сотнях метров от берега нет ни следочка. Ветры намели множество снежных «дюн» и «барханов». И хотя они плотны, наступать на них не хочется – боязно нарушить их целостность.

Пустынность Байкала – только видимость. Он жив и разнообразен.

Идёшь вглубь, почти не проваливаясь, а снежное полотно искрит-переливается бесчисленными огоньками всех цветов радуги. Местами снег гладкий, местами с еле заметной пушистостью. Приблизишь к ней глаза – а там изумительный, волшебный мир, сложенный из снежинок.

Берег быстро удаляется от меня. Горы становятся ниже, оседают. Они слегка подёрнуты дымкой, загадочны. На одной из них ослепительно сияет золочёный купол высоко стоящего храма.

Дальше от берега, где Байкал не защищён от ветров, нередки островки голого тёмно-синего льда. Он везде разный: неровный, гладенький, а местами слегка волнистый. Кажется, что это застыли крохотные волны озера. В ледяной толще видны капельки воздуха, комки снега, отдельные льдинки. Избороздили лёд бесчисленные трещины. Они извилисты, глубоки, извилисты, бесконечны, словно линии судьбы самого Байкала.

Небо над ледяными просторами тоже напоминает лёд. В синей небесной безбрежности – снежная размытость застывших облачков. Следы от нескольких самолётов протянулись через всё небо, пересеклись, рассекли его, подобно трещинам, расколовшим зимний панцирь моря.

Это фото сделанно несколько лет назад. На снимке – Байкал в нескольких километрах от берега. День солнечный, хоть и не безоблачный. Ледяной каток раскинулся на километры. Правда, каток в этом месте не совсем удобный: лёд неровный. Ветер в морозный день гнал байкальскую зыбь, и она застыла. Но зато как красивы эти ледяные волны!

Возле двух больших трещин возвышаются полосы торосов. Подхожу к торосам, и становится немного не по себе: что-то недовольно урчит, негодует в утробе Байкала. Здесь взгромождались друг на друга, ломаясь, льды. Теперь же стык затянулся на время, замело его глубоким снегом. Перехожу трещину по насту, порой проваливаясь по колено, и радуюсь, что нога нашла опору, а не ушла в пучину. И вот торосы, любимцы солнца, передо мной. Есть торосы, одиноко пронзающие лазурь. Есть и груды торосов, малые и большие.

Они немного напоминают крупные осколки битого толстого стекла. Но битое стекло не привлекает взор. Напротив! А вот торосы не выглядят нагромождениями, в них есть и порядок, и красота, а может, и замысел. Кажется, что кто-то неведомый сложил из разнообразия ледяных многоугольников картинные сооружения на усладу взору.

Не хочется уходить домой в этот почти весенний день.

Чарует море в снежно-ледяных звёздах. И брожу я по Байкалу до самого вечера, пока лёд и снег не становятся голубыми, а тени тёмно-синими, длинными.

Вот уже близок берег. Большая змеевидная трещина, пролегающая через всю видимую часть Байкала, остаётся далеко позади. Торосы, которые кажутся отсюда совсем крошечными, начинают мерцать, играть с уходящим за мыс солнцем. И мигающие подвижные огоньки делают извилистую трещину похожей на золотящуюся живую реку.

Даже мне, не любящей зиму и с нетерпением ждущей весну, становится жаль, что это белое, блистающее великолепие, обречено на скорое умирание. Задышат скоро небеса теплом. Зазвучит капель. Разомлеет снег, станет рыхлым, покроется блестящей, легко осыпающейся корочкой. И надо успевать наслаждаться богатством зимнего байкальского царства.

На фото: зимний рассвет на Байкале

Ирина Прищепова

Фото автора

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *