В каждом человеке сокрыто так много всего: и светлого, и не очень. Порой случаются в жизни события, наступают такие времена, когда становится человек слабым, беспомощным. И в темные, тяжелые минуты жизни исчезает вера и меркнет тот свет, что оберегает душу человеческую, и проявляется и отчаяние, и негодование, и страх, и слабость, что вынуждают человека совершать поступки, о которых он может сожалеть потом всю свою жизнь. Люди в большинстве своем слабы. И телом, и духом. Но есть люди, которым дано сохранять в своей душе тот божественный свет, что освещает и спасает от темного и страшного души тех, кто — рядом. Свет, что делает человека светлее и чище душой.

Сегодня наш рассказ – о великой женщине — святой преподобномученице Великой княгине Елизавете Федоровне Романовой. В России Елизавета Федоровна была известна не только как «самая красивая принцесса Европы», сестра императрицы и жена царского дяди, но и как основательница Марфо-Мариинской обители милосердия – обители нового типа.

Великая княгиня Елизавета Федоровна (официально в России — Елисавета Феодоровна) родилась 20 октября (1 ноября) 1864 в Германии, в городе Дармштадт. Она была вторым ребенком в семье великого герцога Гессен-Дармштадского Людвига IV и принцессы Алисы, дочери королевы английской Виктории.

Еще одна дочь этой четы (Алиса) станет впоследствии императрицей Российской Александрой Федоровной. Дети воспитывались строго, согласно распорядка, установленного их матерью, в котором было много обязанностей, труд – почитался, и не было времени для баловства и праздного безделья. Впоследствии Елизавета Федоровна говорила: «В доме меня научили всему». Мать внимательно следила за талантами и наклонностями каждого из своих семерых детей и старалась воспитать их на твердой основе христианских заповедей, вложить в сердца любовь к ближним, особенно к страждущим. И дела подтверждались поступками: родители Елизаветы Федоровны раздали большую часть своего состояния на благотворительные нужды, а дети постоянно ездили с матерью в госпитали, приюты, дома для инвалидов. В 1876 году, после смерти матери и сестры от дифтерии, для Елизаветы закончилось детство. Девочка всеми силами старалась облегчить горе отца, поддержать его, утешить, а младшим сестрам и брату в какой-то мере заменить мать. Горе усилило ее молитвы. Она поняла, что жизнь на земле — путь Креста.

На двадцатом году жизни принцесса Елизавета стала невестой великого князя Сергея Александровича, пятого сына императора Александра II, брата императора Александра III.Великая княгиня Елизавета Федоровна занималась русским языком, желая глубже изучить культуру и особенно веру своей новой родины. Большую часть года великая княгиня жила с супругом в их имении на берегу Москвы-реки. Она любила Москву с ее старинными храмами, монастырями и патриархальным бытом.

Муж Елизаветы Федоровны, Сергей Александрович был глубоко религиозным человеком, строго соблюдал все церковные каноны, посты, часто ходил на службы, ездил в монастыри, и великая княгиня везде следовала за мужем, простаивала долгие церковные службы. По рождению лютеранка, Елизавета Федоровна, при желании, могла всю жизнь ею и оставаться, но на седьмом году брака Елизавета принимает решение стать православной. И делает это не «из-за мужа», а по велению сердца. Елизавета Федоровна решила перейти в православие, и даже то, что ее отец не благословил ее на этот важный и судьбоносный шаг, не изменило ее решения.

В 1891 году император Александр III назначил великого князя Сергея Александровича Московским генерал-губернатором. Супруга генерал-губернатора должна была исполнять множество обязанностей — организовывать приемы, присутствовать на концертах и балах. Но смысл ее жизни был в другом – в служении людям. Елизавета Федоровна ходила по больницам для бедных, в богадельни, в приюты для беспризорных детей. И везде старалась облегчить страдания людей: раздавала еду, одежду, деньги, улучшала условия жизни несчастных.

Когда началась русско-японская война, Елизавета Федоровна занялась организацией помощи фронту. Она устроила мастерские для помощи солдатам — под них были заняты все залы Кремлевского дворца, кроме Тронного. Тысячи женщин трудились над швейными машинами и рабочими столами. Великая княгиня организовала сбор пожертвований и отправляла на фронт тюки с продовольствием, обмундированием, медикаментами и подарками для солдат. А также -походные церкви с иконами и всем необходимым для совершения богослужения. Лично от себя посылала Евангелия, иконки и молитвенники. На свои средства Великая княгиня сформировала несколько санитарных поездов. В Москве она устроила госпиталь для раненых, создала специальные комитеты по обеспечению вдов и сирот погибших на фронте. Но русские войска терпели поражение за поражением, обстановка в стране была накалена до предела. Надвигалась революция. Сергей Александрович подал в отставку.

Супруги покинули губернаторский дом и переехали в Нескучное. Боевая организация эсеров приговорила Великого князя к смерти, как поборника жестких мер в отношении революционеров. За ним была установлена слежка. Елизавета Федоровна знала, что супругу угрожает смертельная опасность. В анонимных письмах ее предупреждали, чтобы она не сопровождала своего мужа, если не хочет разделить его участь. Но Великая княгиня старалась не оставлять мужа одного и, по возможности, повсюду сопровождала его. Но случилось страшное…

5 (18) февраля 1905 года Сергей Александрович был убит бомбой, брошенной террористом Иваном Каляевым. Когда Елизавета Федоровна прибыла к месту трагедии, она своими руками собрала на носилки останки супруга.

На третий день после смерти мужа Елизавета Федоровна поехала в тюрьму, где содержался убийца. Каляев сказал: «Я не хотел убивать вас, я видел его несколько раз в то время, когда имел бомбу наготове, но вы были с ним, и я не решился его тронуть».

«И вы не сообразили того, что вы убили меня вместе с ним?» — ответила она.

Великая княгиня просила императора Николая II о помиловании Каляева, но прошение было отклонено. С момента кончины супруга Елизавета Федоровна не снимала траур, стала держать строгий пост, много молилась. На светских приемах она не появлялась. Теперь ее ничто не связывало со светской жизнью.

Через четыре года после гибели мужа Елизавета Федоровна продала свое имущество и драгоценности, отдав в казну ту часть, которая принадлежала дому Романовых, а на вырученные деньги основала в Москве Марфо-Мариинскую обитель милосердия. На Большой Ордынке в Москве Елизавета Федоровна приобрела усадьбу с четырьмя домами и садом. В самом большом двухэтажном доме расположились столовая для сестер, кухня и другие хозяйственные помещения, во втором — церковь и больница, рядом — аптека и амбулатория для приходящих больных. В четвертом доме находилась квартира для священника — духовника обители, классы школы для девочек приюта и библиотека.

10 февраля 1909 года великая княгиня сняла траурное платье, облачилась в монашеское одеяние и сказала: «Я оставлю блестящий мир, где я занимала блестящее положение, но вместе со всеми вами я восхожу в более великий мир — в мир бедных и страдающих».

В Марфо-Мариинской обители великая княгиня вела жизнь подвижницы. Спала на деревянной кровати без матраца. Строго соблюдала посты, вкушая только растительную пищу. Утром вставала на молитву, после чего распределяла послушания сестрам, работала в клинике, принимала посетителей, разбирала прошения и письма. Вечером проводила обход больных, заканчивающийся за полночь. Ночью она молилась в молельне или в церкви, ее сон редко продолжался более трех часов.

Сестры обители проходили курс обучения медицинским знаниям. Главной их задачей было посещение больных, бедных, брошенных детей, оказание им медицинской, материальной и моральной помощи. В больнице обители работали лучшие специалисты Москвы, все операции проводились бесплатно. Здесь исцелялись те, от кого отказывались врачи. Исцеленные пациенты плакали, уходя из Марфо-Мариинской больницы, расставаясь с «великой матушкой», как они называли настоятельницу.

Первое время после октябрьского переворота Марфо-Мариинскую обитель не трогали. Но все понимали, что спокойствие в обители было затишьем перед бурей. Посол Германии граф Мирбах дважды пытался увидеться с Великой княгиней, но она не приняла его и категорически отказалась уехать из России. Она говорила: «Я никому ничего дурного не сделала. Буди воля Господня!». Но… Все члены императорского дома были обречены. Елизавету Федоровну с двумя спутницами — сестрами обители Варварой Яковлевой и Екатериной Янышевой, вывезли в Пермь. Последние месяцы своей жизни великая княгиня провела в заключении, в школе, на окраине города Алапаевска. Конец был близок. Матушка-настоятельница знала это и готовилась к этому исходу, посвящая все время молитве.

Глубокой ночью 5 (18) июля 1918 г., в день обретения мощей преподобного Сергия Радонежского, основательницу обители милосердия Елизавету Федоровну вместе с другими членами императорского дома, раненую, но живую, сбросили в шахту в глухом лесу. Когда палачи сталкивали Великую княгиню в яму, она произносила молитву: «Господи, прости им, ибо не ведают, что творят». Затем чекисты начали бросать в шахту ручные гранаты. Один из свидетелей убийства говорил, что из глубины шахты слышалось пение Херувимской. Ее пели новомученики Российские перед переходом в вечность. Скончались они в страшных страданиях, от жажды, голода и ран.

Земной путь светлой души закончился страшно и трагически. Но свет этой чистой души и по сей день освещает нам Путь. Путь любви и милосердия.

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *