Уже больше года все мы живем в новой вирусной реальности. Ограничения свободы передвижений, общения, удаленная работа, самоизоляция. Но какими бы жетскими не были правила, мы все же живем в мирное время. Правда, коронавирус потребовал организации госпиталей для изолированного лечения заболевших. Многие медицинские учреждения были переоборудованы под госпитали. Врачи и медработники вынуждены работать в условиях чрезвычайной ситуации. Очень много людей умирают. Ежедневные цифры статистики по распространению коронавируса похожи на сводки с фронтов…

И все же, все же…это не война.

А в годы войны с 1941 по 1945 в одном только Иркутске — далеком сибирском городе было развернуто 28 госпиталей. Под них отдавались самые просторные здания в городе, а это были, как правило, корпуса школ, вузов, гостиниц. Уже с конца 30-х годов в Иркутске, как и в других городах страны, учебные заведения строились по особому типовому проекту «школа – госпиталь». В случае войны классы в самый короткий срок могли стать палатами, а учительские — операционными.

Первая партия раненых поступила в январе 1942. Далекий от фронта сибирский город стал местом, где солдаты и офицеры, окруженные вниманием, восстанавливали свое здоровье.

Так, госпиталь № 1218 располагался в средней школе № 8 по улице Баррикад, 34, а госпиталь № 1834 в средней школе № 11 в переулке Богданова, 6, тогда – переулке Связи. Факультетские клиники Иркутского медицинского института приняли госпиталь № 3906, в учебном корпусе Института народного хозяйства (ул.Ленина, 11) разместился госпиталь

№ 869, а в гостинице «Сибирь» – № 1221. Часть госпиталей разместилась в исторических зданиях Иркутска: в Доме Кузнеца (Дзержинского, 36), Дворце Труда (Ленина, 13) и т. д.

В госпиталях области лечилось более 100 тыс. раненых. 97% их вернулись к боевой или трудовой деятельности. На большинстве зданий, в которых размещались эвакогоспитали, установлены мемориальные доски.

Иркутские медики делали все возможное и невозможное для возвращения в строй бойцов Красной армии. Хирурги не выходили из операционных сутками. Врачи творили чудо, спасая людей, которых, казалось, уже вернуть к жизни было невозможно.

Табличка на административном здании курорта «Ангара»

За день хирург проводил до 15 операций. Медики работали в условиях острой нехватки медикаментов, перевязочных средств, анестезии. Студенты иркутских вузов весной и летом заготавливали лекарственные травы, хвою, березовые почки, мох, лесные ягоды, которые потом использовались для лечения и выхаживания раненых. Например, обычный лесной мох легко заменял вату, а отвар из хвои хорошо восполнял нехватку витаминов и был незаменим для выздоравливающих.

Использовались простейшие медицинские препараты: мазь Вишневского, йод, перекись водорода, марганцовка, цинковая мазь и даже отработанное картерное масло.

В иркутских госпиталях в годы Великой Отечественной войны практиковали выдающиеся медики. Например, профессор кафедры глазных болезней мединститута Захарий Григорьевич Франк-Каменецкий занимался вопросами травматизма глаз, возвращая зрение бойцам, пострадавшим на фронте.

Здание школы в г.Иркутске, где был военный госпиталь в годы войны

За активную врачебную деятельность он был награжден орденом «Знак Почета». В его честь названа одна из улиц нашего города (бывшая Мясная). Всего через иркутские госпитали прошло свыше 100 тыс. раненых, и 97% выписавшихся из них оказались пригодными для боевого и трудового фронтов.

Памятник воинам, умершим от ран в госпиталях Иркутска.

А в 70 км от Иркутска — в Усолье-Сибирском, где находится знаменитый «соляной» курорт тоже размещался госпиталь. И здесь Великая Отечественная война сломала привычный ход жизни. В корпусах «Усолья» разместили госпиталь № 3913, его возглавил главный врач, майор медицинской службы Алексей Флорентьевич Васильев. Военную форму надел весь персонал.

Уже третьего октября 1941 года в Усолье прибыл первый санитарный поезд. Врачи впервые применили методику лечения открытых огнестрельных ран минеральными рассолами и грязью. Сложности возникали из-за нехватки медпрепаратов и материалов.

Один из старых корпусов санатория в г.Усолье-Сибирское

Но работники госпиталя нашли выход из этой ситуации.

Станция Тыреть давала гипс, лейкопластырь делался из живицы, растертой в спирте или эфире, вату нередко заменяли мхом. Идущие на поправку бойцы тоже не сидели без дела. Вместе с работниками госпиталя они заготавливали дрова, входили в бригады по сбору шиповника, смородинового листа, черемши, хвои, дикого лука, чеснока, ягод и грибов. Бригады охотников добывали мясо диких животных, а бригады ремонтников следили за состоянием строений. Некоторые фронтовики оставались работать на курорте. Так слепой боец Л.Н. Бархатов долго лежал в госпитале, но зрение не вернулось. И он начал осваивать профессию массажиста, ведь пальцы его теперь были более чувствительны, чем у других. В итоге он стал одним из лучших массажистов здравницы. Всего за годы Великой Отечественной войны через госпиталь прошли 14700 солдат и офицеров.

Воспоминания усольчанина Владимира Бобылева: «Хорошо помню, как стали поступать поезда с ранеными. Там, где дом детского творчества проходила железная дорога, нам ребятам четырех – пяти лет было интересно. Мы бегали смотреть к поездам. Раненых грузили на подводы и везли на курорт. А еще помню детские концерты для раненых солдат».

По материалам ИА «Иркутск-онлайн», www.irkpedia.ru, www.istu.edu.ru

Фото с сайта www.irk.ru

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *